ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО ЛОНГИНА МИТРОПОЛИТА САРАТОВСКОГО И ВОЛЬСКОГО
Русская Православная Церковь Московского Патриархата

История Дивеевского монастыря

Около 1758 года в Киево-Флоровский Вознесенский женский монастырь прибыла богатая помещица Ярославской, Владимирской и Рязанской губерний, вдова подпоручика Агафия Семеновна Мельгунова со своей трехлетней дочерью и приняла монашество с именем Александры. Здесь ей было видение Божией Матери, в котором Царица Небесная повелела матери Александре: «Это — Я, Госпожа и Владычица твоя, Которой ты всегда молишься. Я пришла возвестить тебе волю Мою. Не здесь хочу Я, чтоб ты окончила жизнь свою. Но как Я раба Моего Антония вывела из Афонского Жребия Моего, Святой горы Моей, чтоб он здесь, в Киеве, основал новый Жребий Мой, лавру Киево-Печерскую, так тебе ныне глаголю: изыди отсюда и иди в землю, которую Я покажу тебе. Иди на север России и обходи все великорусские места святых обителей Моих. И будет место, где Я укажу тебе окончить богоугодную жизнь твою, и прославлю имя Мое там, ибо в месте жительства твоего Я осную великую обитель Мою. Иди же, раба Моя, в путь, и благодать Божия, и сила Моя, и благодать Моя, и милость Моя, и щедроты Мои — да будут с тобою!» Посоветовавшись с богодухновенными отцами Киево-Печерской лавры безбоязненно пустилась в путь, указанный ей Богоматерью.

По дороге в Саровскую пустынь мать Александра остановилась на отдых в селе Дивеево. Усталая, она сидя уснула. И снова ей было видение Божией Матери, указавшей, что это место и есть то самое, которое Она повелела искать. Царица Небесная сказала матери Александре: «Вот то самое место, которое Я повелела тебе искать на севере России... И вот здесь предел, который Божественным Промыслом положен тебе: живи и угождай здесь Господу Богу до конца дней твоих. И Я всегда буду с тобою, и всегда буду посещать место это, и в пределе твоего жительства Я осную здесь такую обитель Мою, равной которой не было, нет и не будет никогда во всем свете. Это Четвертый Жребий Мой во вселенной. И как звезды небесные и как песок морской умножу Я тут служащих Господу Богу и Меня Приснодеву, Матерь Света, и Сына Моего Иисуса Христа величающих; и благодать Святого Духа Божия и обилие всех благ земных и небесных, с малыми трудами человеческими, не оскудеют от этого места Моего возлюбленного».

После этого мать Александра в великой радости пошла в Саровскую пустынь и просила вразумления у старцев, которые посоветовали ей исполнить все указанное ей Царицею Небесною и благословили поселиться в двух верстах от села Дивеева в деревне Осиновке. Здесь вскоре заболела и скончалась ее девятилетняя дочь. После этого мать Александра отправилась в свои поместья, чтобы окончательно распорядиться своим имуществом и имениями. По завершении дел, около 1767 года, она вернулась и поселилась в селе Дивееве у приходского священника Василия Дертева. Она выстроила себе келью на его дворе и прожила в ней двадцать лет. В 1773 году мать Александра приступила к постройке каменного храма в селе Дивееве во имя иконы Казанской Божией Матери на том самом месте, где явилась ей Царица Небесная. Строительство храма было закончено в 1773 году.

800x600-3556c84ec63d87341c3c44ab1ce60bb9 (1).jpg

В 1788 году местная помещица госпожа Жданова, услышав об обители, обетованной свыше матери Александре, пожертвовала 1300 кв. саженей своей усадебной земли возле Казанской церкви для устройства общины. Преподобная Александра построила здесь три келии и оградила строения деревянной оградой. Одну келию заняла сама с послушницей, в другой пригласила жить еще трех послушниц, а третью предоставила для паломников, идущих в Саров. Жила община по строгому Саровскому уставу. Наставником сестер был Саровский старец Пахомий. Пища привозилась один раз в сутки с Саровской трапезы. Сестры шили, вязали для Саровской братии, вели жизнь нестяжательную, в трудах и молитвах.

Провидя свою кончину, мать Александра просила отца Пахомия не оставлять послушниц Казанской общины и позаботиться о будущей обители, обетованной ей Царицей Небесной. Отец Пахомий ответил: «Послужить по силе моей и по твоему завещанию Царице Небесной и попечением о твоих послушницах не отрекаюсь..., но как же и браться за то, не зная, доживу ли до этого времени. А вот иеродиакон Серафим, духовность его тебе известна, и он молод, доживет до этого, ему и поручи это великое дело». Мать Александра повторила свою просьбу отцу Серафиму. За неделю до ее кончины, в начале Петрова поста (начало которого в тот год пришлось на 4 июня) мать Александру постригли в великий Ангельский образ с именем Александры. В день кончины она приобщилась Святых Таин и блаженно отошла ко Господу 13 июня 1789 года.

После смерти первоначальницы Дивеевской общинки матери Александры осталось три послушницы. Выбирая между собою старшую, они поставили начальницей Анастасию Кирилловну, которая в продолжении семи лет собрала в общину до 52 сестер. Управление ее ничем особенным не отличалось, но прошло прекрасно, тихо, с соблюдением установлений матери Александры. Во всем она благословлялась у духовника отца Пахомия, который до последнего дня своей жизни продолжал отечески заботиться о послушницах Дивеевской общины.

С кончиной отца Пахомия в 1794 году община потеряла своего заботливого отца. Батюшка Серафим в то время начал свою затворническую жизнь и не мог заниматься делами общины. В 1796 году скончалась Анастасия Кирилловна, и начальницей общины по выбору сестер была поставлена Ксения Михайловна Кочеулова. Чрезмерно суровая строгость Ксении Михайловны настолько не понравилась сестрам, что из 52 выбыли в первый год ее управления 40 человек, но затем стали прибывать новые, так что в 1825 году в общине снова собралось до 50 сестер. Начиная с 1822 года они стали обращаться за духовными советами к батюшке Серафиму, который не вышел тогда еще из затвора, но начал уже принимать посетителей.

3877615_large.jpg

Батюшка Серафим хотел смягчить строгость устава Казанской общины. Он желал научить сестер простоте жизни и легчайшему приобретению благодати Духа Святого именно тем способом, какому и сам научился из многолетней собственной опытности, но Ксения Михайловна не согласилась, говоря, что им уже дан устав Саровским строителем Пахомием. Тогда батюшка Серафим оставил их и обратился к прежнему пустынножительству, успокоенный, что заповеданное ему великой старицей матерью Александрой более не лежит на его совести.

25 ноября 1825 года ему явилась в Саровском лесу Царица Небесная и сказала: «Зачем ты хочешь оставить заповедь рабы Моей Агафии — монахини Александры? Ксению с сестрами ее — оставь, а заповедь сей рабы Моей не только не оставляй, но и потщись вполне исполнить, ибо по воле Моей она дала тебе оную. А Я укажу тебе другое место, тоже в селе Дивееве, и на нем устрой эту обетованную Мной обитель Мою. А в память обетования ей, данного Мною, возьми с места кончины ее из общины Ксении восемь сестер». И сказала ему по именам, кого именно взять, а место указала на востоке, против алтаря Казанской церкви. И указала, как обнести это место канавкой и валом, и повелела, чтобы это было сделано трудами самих сестер. И приказала сначала из саровского леса срубить двухпоставную ветряную мельницу и первые келии, а потом, по времени, соорудить в честь Рождества Ее и Сына Ее Единородного двухпрестольную церковь для сей обители, приложив ее к паперти церкви Казанского явления Своего. И Сама дала ему для сей обители устав новый, нигде до того времени ни в какой обители еще не существовавший. И за непременное правило поставила заповедь, чтобы в сию обитель не дерзала быть принимаема ни одна вдовица, а всегда принимались бы лишь одни девицы, на прием которых Сама Она изъявит Свое благоволение, и обещалась Сама быть всегдашней Игуменией сей обители Своей, изливая на нее все милости Свои и всех благодатей Божиих благословения со всех Своих прежних Жребиев: Иверии, Афона и Киева.

9 декабря 1826 года состоялась закладка мельницы на месте, указанном преподобному Серафиму Царицей Небесной. «В зачатие праведной Анны и я хочу зачать обитель!» — торжественно объявил в этот день Старец. Новая община стала называться Мельничной. Не имея еще келии, сестры до глубокой осени жили на самой мельнице и занимались работами. В конце октября построили келию, и в ней все поместились. Через некоторое время отец Серафим приобрел для них житницу и благословил им строить другие келии для вновь приходящих сестер.

Жизнь в Мельничной общине походила на апостольские времена единством духа любви ко Христу, Царице Небесной и батюшке Серафиму, взаимной любовью между сестрами. Все было общее, хотя жили бедно и питались скудно.

В 1833 году в Мельничной общине было 19 келий, в которых жили 73 сестры. Обе женские общины, хотя и разнохарактерные, нисколько не мешая друг другу, жили в мире и согласии. Говоря о двух общинах преподобный Серафим всегда подчеркивал их раздельность, полную друг от друга независимость и всецелую самостоятельность. После смерти Батюшки в мирную жизнь сестер двух общин — Мельничной и Казанской — самовольно стал вмешиваться саровский послушник Иван Тихонович Толстошеев (иеромонах Иоасаф). Батюшка Серафим при жизни запрещал ему это, но честолюбивый послушник в мечтах видел себя попечителем и духовником обители. В 1842 году Иван Толстошеев выхлопотал указ об объединении двух общин. Он старался обратить к себе сестер, отвлечь их от исполнения заветов великого Старца. Двадцать девять лет продолжалась смута, результатом которой стали нищета и долги: в обители нечем было даже замесить хлеба, а главное — разладилась духовная жизнь. Смута завершилась после личного вмешательства Государя и Святейшего Синода в 1862 году, когда община была возведена в монастырь и игуменьей ее стала монахиня Мария (Елисавета Алексеевна Ушакова).

Справедливость в Четвертом Уделе Божией Матери была восстановлена благодаря участию таких благодатных угодников Божиих, как святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский, святитель Феофан (Говоров), затворник Вышенский, преподобный Антоний (Медведев), наместник Троице-Сергиевой лавры, архиепископ Воронежский Антоний (Смирницкий) и других.

Троицкий собор

Указом Святейшего Синода от 10 февраля 1861 года объявлено было о возведении состоящей в Ардатовском уезде Дивеевской женской общины на степень третьеклассного общежительного монастыря.

В начале 1862 года митрополит Московский Филарет писал об этом событии наместнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Антонию (Медведеву): «Молитвы отца Серафима победили. Святейший Синод определил Дивеевскую настоятельницу Елисавету постричь и произвести в игуменью». Так сбылись пророческие слова отца Серафима, сказанные в разговоре с одной из Дивеевских сестер: «Запомни, матушка, у вас на двенадцатой начальнице устроится монастырь». Елизавета Алексеевна Ушакова была посвящена в сан игуменьи 17 ноября 1862 года с наречением имени Марии. Устав в монастыре был взят Мельничной Серафимовой Дивеевской общинки, поэтому весь монастырь стал называться Серафимо-Дивеевским. Сестры с благоговением соблюдали заповеди батюшки Серафима.

За годы управления монастырем игуменией Марией (Ушаковой) с 1862 по 1904 годы обитель приобрела свой неповторимый архитектурный облик, сохранившийся до наших дней. Были построены предсказанный преподобным Серафимом Троицкий собор (1875 г. ), игуменский корпус (1885 г. ) с храмом св. равноапостольной Марии Магдалины (1901 г. ), трапезный храм во имя св. благоверного. князя Александра Невского (1895 г. ), колокольня (1902 г. ) и около тридцати корпусов для послушаний и жилья сестер.

Основной доход монастырю приносили многочисленные мастерские: рукодельная, где вышивали золотом и шелками, а также гладью по батисту и полотну, живописная, литографическая, где также занимались фотографией и метахромотипией (переведением гравированных картин на жесть, камень и дерево), резьбой по металлу и переплетным делом. Монастырские нужды обеспечивали хлебное, просфорное, свечное, портновское, ризное, манатейное послушания (манатея — тонкая домотканая шерсть). В свиточном шили свитки (рубашки) для саровской братии, до 400 штук ежегодно. Множество корпусов занимали хозяйственные послушания: стекольное, красильно-малярное, погребное, огородное, садовое, мельничное. В монастыре был большой фруктовый сад. Имелся молотильный корпус и две житницы. В трапезу, просфорню и богадельню была проведена вода из водокачки, снабжающей потребным количеством воды весь монастырь и две бани.

В отдельных корпусах помещались богадельня для тяжело больных и престарелых сестер, зубоврачебный кабинет и больница. При монастыре был устроен приют для девочек, преимущественно сирот, где их учили священники, а рукоделию и духовному пению обучали сестры обители.

Вне ограды монастырю принадлежали гостиницы (как для дворян, так и для простого народа), конный двор с необходимыми постройками: кузницей и двумя избами для рабочих, а также пять домов для священников и диаконов с надворными строениями и садом.

К началу ХХ века Серафимо-Дивеевский монастырь стал крупнейшим иноческим общежитием. «Это не монастырь, а целая область, раскинувшаяся на три версты», — так отозвался о нем Нижегородский епископ Иоанникий.

Приезжавшие в те годы в Дивеево паломники видели и слышали, что сестры жили и дышали батюшкой Серафимом. «Батюшка сказал!» — поминутно слышалось в их разговорах. С. А. Нилус так писал об обители в 1900 году: «Святыня — это весь Дивеев и вся его святая любовь, которая прорывается, бьет ключом из каждого уголка этого удивительного места, из каждой келии, из каждого ласкового слова как самой игумении, так и всех виденных мной сестер».

После кончины игумении Марии в 1904 году по ее указанию сестрами была выбрана в игумении казначея монахиня Александра (Траковская), остававшаяся настоятельницей обители до ее закрытия. В 1917 году в монастыре проживало по списку 270 монахинь и 1474 послушницы, а численность населения села Дивеево была всего 520 человек. В 1919 году монастырь преобразовали в трудовую артель, но храмы не были закрыты, богослужения продолжались. Земли, хозяйства, хутора — все было изъято. Сестрам пришлось нести трудовую повинность: работать на национализированной земле, получая за это паек. Но несмотря на трудности жизни, обитель до разгона в 1927 году оставалась паломническим центром и принимала тысячи людей, тянувшихся в эти трудные годы к святыням Дивеева.

Троицкий собор (вид с Канавки)

Батюшка Серафим говорил: «Придет время и мои сиротки в Рождественские ворота посыпятся как горох». Недоумевали сестры: «Какие же это ворота будут?» В 1927 году на праздник Рождества Богородицы начался разгон обители. В проповеди на литургии в этот день епископ Дмитровский Серафим (Звездинский) сказал сестрам: «Монастырь закрывается, но монашества с вас никто не снимает. Сейчас каждой из вас поднесена Чаша, и кто как ее выпьет, насколько достойно? До сих пор вы горели одной общей свечой, а теперь разделяетесь на отдельные маленькие свечечки. Нужно сохранить этот огонь».

Так сбылось предсказание батюшки Серафима. В недельный срок монастырь закрыли. В те дни, когда разгоняли монастырь, лил дождь. Казалось, плакала вся природа. Дождь очень затруднял сестрам переезд, особенно старым и больным, жившим в богадельне. После последней службы на Воздвижение Креста Господня многие больше никогда не увиделись и не вернулись в Дивеево. Большинство сестер рассеялось по округе, некоторые уехали домой. Монастырь оказался за стенами обители.

Игумения Александра с близкими сестрами поселилась в Муроме. Там она сохраняла часть дивеевских святынь и главную святыню — икону Божией Матери «Умиление», принадлежавшую прп. Серафиму.

Молитвенная монашеская жизнь не прекращалась все эти годы ни на один день. Сестры тайно собирались на молитву, правила не оставляли. Многих арестовывали и ссылали в лагеря, были среди дивеевских сестер и расстрелянные. В рассеянии монастырь просуществовал до конца 40-х годов. Сроки заключения и ссылок заканчивались, и сестры снова постепенно собирались вокруг обители. Во время хрущевских гонений службы и требы совершались тайно по домам заезжими священниками. По благословению Святейшего Патриарха Пимена дивеевские сестры принимали монашеские постриги.

Возрождение в селе Дивеево церковной жизни началось в 1988 году, когда верующим разрешили купить дом над Казанским источником и перестроить его для церкви. В Лазареву субботу 22 апреля 1989 года деревянную церковь освятили в честь Казанской иконы Божией Матери. 31 апреля 1990 года, в день Похвалы Пресвятой Богородицы, вновь был освящен Троицкий собор Серафимо-Дивеевского монастыря. С 1 января 1991 года все уставные богослужения в нем совершаются ежедневно.

21 июля 1991 года было объявлено в печати решение Священного Синода о возобновлении Серафимо-Дивеевского монастыря. 30 июля того же года в Дивеево торжественно прибыли святые мощи преподобного Серафима Саровского, обретенные в Санкт-Петербурге в Музее истории религии, который размещался в Казанском соборе.

17 ноября 1991 года митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов) при большом стечении народа посвятил в сан игумении Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря монахиню Сергию (Конкову), до этого исполнявшую послушание благочинной в Спасо-Преображенской пустыни Рижского монастыря.

До 1917 года даты даны по старому стилю, после 1917 года — по новому.

Крестный ход на святой Канавке